Top.Mail.Ru
Уважаемый пользователь Game2Day!

Мы обнаружили, что вы используете систему удаления рекламы (Adblock, AdGuard или какую-то другую).

Реклама – наш единственный источник дохода и она позволяет нам каждый день готовить актуальные и крутые материалы.

Чтобы наш проект жил и развивался, просим вас отключить блокировку рекламы на нашем сайте. Ну а мы обещаем не делать ее надоедливой.

Как игры отбеливают нацизм

Образ окровавленного супермена, в одиночку пробивающего себе путь толпы безликих противников, знаком каждому геймеру: это может быть обычный человек, который в смертельно опасной ситуации обнаруживает в себе уникальные таланты, либо космический пехотинец, уничтожающий целые планеты, ну или одиночка, решающий любую проблему при помощи насилия. Однако мало кто отдает себе отчет в том, что прообраз это героя стал популярным во многом благодаря нацистской пропаганде.

Именно так считают геймдизайнеры Себастьян Шульц и Йорг Фридрих из берлинской студии Paintbucket Games, в данный момент работающие над Through the Darkest of Times - стратегией, действие которой разворачивается в период Второй мировой войны. В игре геймерам предстоит перевоплотиться в повстанцев, сражающихся против нацистского режима.

Во время фестиваля Ludicious Game Festival, прошедшего в Цюрихе, Себастьян Шульц рассказал, почему большинство игр неправильно изображают нацистов, и почему нам стоит всерьез озаботиться этим. В частности, он заявил, что современные игры эффективно воспроизводят фашистскую эстетику Сверхчеловека (Übermensch), который возвышается над всеми остальными людьми.

По мнению разработчика, популяризация образа Сверхчеловека в литературе «гламуризировала» опыт солдат Первой мировой войны и привела к упадку поствоенного экспрессионизма в Германии в 1920-х и 1930-х. В период, когда национал-социалистическая партия медленно и неотвратимо захватывала власть в Германии, новые формы искусства (вроде экспрессионизма), пытающиеся осмыслить травму проигрыша в Первой мировой войне, были провозглашены «антинемецкими». В результате на первый план в искусстве, литературе и архитектуре вышли довоенные империалистические фантазии, которые отсылали к истории Греции и Рима.   

Во всех газетных статьях того времени немцы представали героическими Сверхлюдьми, а славяне, евреи, и поляки оказывались второсортными народами. Пожалуй, самым популярным литературным жанром в то время был военный роман: книги с названиями вроде «Стальной шторм», «Кровь и огонь», «Оборотень» рассказывали историю смелого героического солдата.

Зачастую геймдизайнеры используют тот же метод: солдат-одиночка, который должен принимать сложные решения и решать все проблемы при помощи насилия. Даже такие игры, как Wolfenstein, которые в числе прочего рассказывают об антисемитизме и Холокосте, воспроизводят эстетику фашизма, созданную нацистскими художниками.

Эстетика современных игр во многом основана на авторитарной и фашистской идее Сверхчеловека.

Конечно же, троп героя-одиночки, сражающегося с превосходящими силами противника не был изобретен национал-социалистической идеологией, однако сторонники гитлеровского режима настолько активно эксплуатировали этот сюжет, что все остальные на его фоне казались несущественными. Эта непоколебимая вера в силы Сверхчеловека легла в основу большинства сюжетов современных игр, и оспаривается изредка лишь инди-разработчиками.

Однако дело не только в сюжетном и эстетическом сходстве. Фридрих убежден, что проблема лежит глубже, и геймдизайнеры порой невольно способствуют "отбеливанию" деяний нацистов. По его мнению, разработчики должны более ответственно подходить к историческим фактам:

Во многих играх нацизм сводится исключительно ко Второй мировой войне. Более того, история Третьего рейха порой умещается в небольшом историческом периоде между высадкой союзников в Нормандии в 1944-м и взятием Берлина.

Высадка союзников является ключевым эпизодом многих популярных игр – от Medal of Honor, вышедшей в 1999 году, до недавней Call of Duty: WWII. Вы можете переживать это событие снова и снова. И то, как раз за разом показываются нацисты в этом сражении – хороший пример своеобразного отбеливания нацизма. Ведь они просто предстают обычными врагами, которых вы встречаете в любой другой игре – они плохие парни с оружием, которых вы видите в перекрестье прицела.

Фридрих утверждает, что это примитивное изображение нацизма обходит стороной многие важнейшие моменты войны – ужасающие события в самой Германии и Восточной Европе, в ходе которых погибли миллионы невинных людей. Более того, чтобы позволить геймерам без особых моральных терзаний сыграть за Германию в рамках многопользовательского онлайн-режима, разработчики обращаются к тропу «чистого вермахта»: подразумевается, что рядовой немецкий солдат ничего не знал о преступления нацистского режима и просто выполнял свой воинский долг.

При этом троп «чистого вермахта» не был изобретен геймдизайнерами. Он был особенно популярен в Германии с конца войны и до 1980-х, что не удивительно, ведь большая часть мужского населения страны, рожденная до 1930-го, так или иначе участвовала в войне. Соответственно, еще 40 лет назад немцы не особо интересовались подробностями военных преступлений, совершенных вермахтом… однако сегодня мы точно знаем: солдаты принимали прямое участие в гитлеровском геноциде. Этот исторический факт отвергают лишь неонацисты и ревизионисты.

Умалчивая об этих мрачных событиях, игры способствуют распространению неонацизма.

Сегодня игры являются не просто развлечением: они играют значительную роль в формировании культуры памяти – работы по осмыслению, критике и принятию различных исторических событий. Так, в играх мы можем встретить нацистов лишь во время военных действий. Они всегда вооружены, носят военную форму, и пытаются вторгнуться в соседнюю страну. Это их характерные черты. Однако в действительности все было гораздо сложнее: национал-социалистическая партия шла к власти очень долго и использовала не только военные методы. Прежде чем нацистам удалось захватить власть, они уничтожили механизмы сдержек и противовесов в немецкой демократической системе, они подавили прессу и профсоюзы… и все это задолго до того, как был сделан первый выстрел.

Фридрих убежден, что игры должны помогать нам помнить ключевые исторические события, и любые попытки обойти острые углы в рассказе о нацизме негативно сказываются на культуре памяти. К примеру, разработчиков Call of Duty: WWII неоднократно критиковали за попытки смягчить изображение Холокоста, в ходе которого погибли миллионы евреев и жителей Восточной Европы. Фридрих подчеркивает:

Вторая мировая война травмировала многие поколения, нарушив целую серию табу цивилизованного мира. Конечно же, авторы игр не могут нести ответственности за те события, однако если бы они осознанно воспроизводили в проектах ужасы Второй мировой, это помогло бы избежать повторения этих событий в будущем.

К сожалению, Интернет и культура гейминга создают плодотворную почву для неонацистских и фашистских движений. Неонацисты получают удовольствие от эстетики военных шутеров, и ищут новых последователей в игровых сообществах. Поскольку разработчики предпочитают «сглаживать углы» в изображении событий Второй мировой войны, неонацисты могут с радостью погружаться в игровые миры, в которых нет места Холокосту.

В завершение интервью Фридрих и Шульц призвали разработчиков более ответственно относиться к историческим темам, которые имеют огромное значение для развития современного общества:

Мы не можем продолжать «отбеливать» военные преступления, совершенные во время Второй мировой войны и должны начать серьезный разговор на противоречивые и сложные темы. Игры могут и должны быть важной частью процесса переосмысления истории и поминовения усопших.


Поделиться

Вы не авторизованы

Войдите, чтобы оставить комментарий!


Еще не зарегистрированы? Регистрация здесь.